Поговорим за жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поговорим за жизнь » СССР » Ленин и Украина


Ленин и Украина

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[float=left]http://sd.uploads.ru/t/iX2pD.jpg[/float]
Хотите понять гражданскую войну – возьмите в руки томик Ленина или Деникина. Все, что мы сейчас видим на Украине, уже случилось однажды в нашей истории.

Я так и поступил. Читаю Ленина. Не могу не поделиться прочитанным.

Выводы делайте самостоятельно. Но, кажется, украинские националисты зря сносят памятники Ильичу…

Апрель 1917 года. В Петрограде проходит всероссийская конференция большевиков. Ленин выступает с речью по национальному вопросу.

Прежде чем вы прочитаете ее фрагмент, хочу дать небольшое пояснение.

Ленин начала 1917 года – популист, рвущийся к власти. Это разрушитель государства. Ленин конца 1917 и далее – созидатель государства. Все, что он отрицал в начале 1917 года, он потом будет создавать.

В своих речах сразу по приезду в «пломбированном вагоне» Владимир Ильич отстаивает необходимость ликвидации полиции и… армии. Вместо этого – милиция и … всеобщее вооружение народа.

При этом под словом «милиция», Ленин понимает не ту милицию, что была в сейчас у нас до последнего времени (а теперь снова стала полицией), а нечто вроде народного ополчения милиционного вида. Когда капиталисты-промышленники оплачивают дни, когда их рабочие следят за порядком в милиции. Что касается «всеобщего вооружения народа» — то это пункт программы РСДРП (б). И большевики его воплотят. Во время мировой войны они распустят армию и флот, оставив Россию беззащитной. И тут же начнут создавать новую армию – свою, Красную. И лишь создав ее, смогут создать СССР.

Ни одно государство не может существовать без органов правопорядка и без армии. Призывать к  их уничтожению ни один патриот никогда не будет. Потому что уничтожение «органов» и армии всегда ослабит страну и усилит ее конкурентов на мировой шахматной доске.

Так в чьих интересах Ленин выдвигал идеи роспуска армии? Для кого постоянно говорил о «всеобщем вооружении народа», которого ни на минуту не допустил сразу  после своего прихода к власти?

И сразу – чтобы пресечь спекуляции. Ленин никогда не был немецким шпионом. Никогда!

Теперь, понимая, какие идеи в интересах геополитических противников своей Родины он выдвигал в сфере обороны, вам будет легко понять, за что он выступал в сфере национальной политики…

«Речь по национальному вопросу 29 апреля (12мая)»/ Седьмая (апрельская) всероссийская конференция РСДРП (б)

«Поскольку есть остатки нерешенных буржуазной революцией вопросов, мы стоим за их разреше­ние. Мы к сепаратистскому движению равнодушны, нейтральны. Если Финляндия, ес­ли Польша, Украина отделятся от России, в этом ничего худого нет. Что тут худого? Кто это скажет, тот шовинист. Надо сойти с ума, чтобы продолжать политику царя Ни­колая. Ведь Норвегия отошла от Швеции… Когда-то Александр I и Наполеон обмени­вались народами, когда-то цари менялись Польшей. И мы будем продолжать эту такти­ку царей? Это — отказ от тактики интернационализма, это шовинизм худшей марки. Если Финляндия отделится, что тут дурного? У обоих народов, у пролетариата Норве­гии и Швеции укрепилось доверие друг к другу после отделения. Шведские помещики хотели идти войной, но шведские рабочие этому воспротивились и сказали: мы на эту войну не пойдем. Финляндцы хотят сейчас только автономии, Мы за то, чтобы Фин­ляндии была дана полная свобода, тогда доверие к русской демократии усилится, именно тогда они не отделятся, когда это будет проведено в жизнь. Когда к ним приез­жает г-н Родичев и торгуется из-за автономии, к нам приезжают финские товарищи и говорят: нам нужна автономия. А против них открывают стрельбу из всех пушек, говоря: «ждите Учредительного собрания». Мы же говорим: «русский социалист, отрицающий свободу Финляндии, есть шовинист».

Мы говорим, что границы определяются волей населения. Россия, не смей воевать из-за Курляндии! Германия, долой войска из Курляндии! Вот так мы решаем вопрос об отделении. Пролетариат прибегать к насилию не может, ибо он не должен мешать сво­боде народов. Тогда будет верен лозунг «прочь границы», когда социалистическая ре­волюция станет реальностью, а не методом, и мы скажем тогда: товарищи, идите к нам…

Совсем другое дело — вопрос о войне. В случае надобности мы от революционной войны не откажемся. Мы не пацифисты… Когда у нас сидит Милюков и посылает Ро­дичева в Финляндию, который там бесстыдно торгуется с финским народом, мы гово­рим: нет, не смей, русский народ, насиловать Финляндию: не может быть свободен на­род, который сам угнетает другие народы. В резолюции о Боргбьерге мы говорим: выведите войска и предоставьте нации решить вопрос самостоятельно. Вот если завтра Совет возьмет власть в свои руки, это не будет «методом социалистической револю­ции», мы скажем тогда: Германия, долой войска из Польши, Россия, долой войска из Армении, — иначе это будет обман.

Про свою угнетенную Польшу тов. Дзержинский нам говорит, что там все шовини­сты. Но почему никто из поляков ни слова не сказал, как быть с Финляндией, как быть с Украиной? Мы с 1903 года так много спорим на этот счет, что становится трудно об этом говорить. Куда хочешь, туда и иди… Кто не стоит на этой точке зрения, тот аннек­сионист, тот шовинист. Мы хотим братского союза всех народов. Если будет Украин­ская республика и Российская республика, между ними будет больше связи, больше доверия. Если украинцы увидят, что у нас республика Советов, они не отделятся, а если у нас будет республика Милюкова, они отделятся. Когда тов. Пятаков, в полном проти­воречии со своими взглядами, сказал: мы против насильственного удержания в границах, — это и есть признание права нации на самоопределение. Мы совершенно не хотим, чтобы хивинский мужик жил под хивинским ханом. Развитием нашей революции мы будем влиять на угнетенные массы. Агитацию внутри угнетенной массы надо ставить только так.

Но всякий русский социалист, который не признает свободы Финляндии и Украины, скатится к шовинизму. И никакими софизмами и ссылками на свой «метод» они себя никогда не оправдают».

Источник: В.И. Ленин, Сочинения, Москва, ГИПЛ 1949, Т.24, С.267-268

Прошло чуть менее ста лет, а как все актуально. Пожалуй, сегодня подобные взгляды, что «надо все отделить», присущи только проамериканским оппозиционерам, которые Ленина очень сильно не любят.

Почему? Да потому, что, придя к власти, Ленин больше не говорил, что «мы к сепаратистскому движению равнодушны, нейтральны», не писал, что совершенно неважно, отделится ли Украина от России или нет.

Он за Украину воевал. Воевал с Петлюрой, с Деникиным, с Польшей. И добился единства страны.

Однако после этого именно большевики начали насильственную украинизацию. О ее вреде писал уже Сталин.

Но это уже совсем другая история.

2

Солженицын пришел бы в ужас
Фото: Getty Images
Солженицын пришел бы в ужас 26.06.2017 08:54
Ленин для хипстеров. Полный курс

Единственно хорошим тоном, еще с кухонных разговоров интеллигенции советского времени, было над вождем смеяться, что и зафиксировали бесконечные анекдоты о нем предшественников современных хипстеров. Но главный парадокс постсоветского отношения к Ленину заключается в следующем: если Ильич так глуп и нес такую ересь, то почему добился таких успехов и созданное им государство простояло почти 75 лет?

В итоге анекдоты надоели, памятники В.И. Ленину уже не раздражают, а просто не замечаются, и приходит время, когда та самая публика, что потешалась, передразнивая картавую речь основоположника, теперь требует, чтобы ей рассказали о нем всерьез, на доступном ей уровне.

«Ленин» Льва Данилкина написан именно для хипстеров, для чего использован и соответствующий язык, им понятный и близкий. Вот только навскидку: «впряглись», «чтоб два раза не вставать», «отбамбливаться», «нон-стопом идут опен-эйры», «шоппинг-лист», «веб-камера», «дедлайн», «троллинговой», «трабл-мейкер», «хайкинг», «триггер», «зачекиниться», «хэштег», «ситком», «юзер-френдли», «лайфхак», «гэп». Список новомодных англицизмов бесконечен, и порой кажется, что читаешь дискуссии на интернет-форуме или комменты в Facebook. Восприятие текста усложняет желание автора обогатить язык: многократное «суаре», «секрецирование феромонов», «ризома», «апофатически», «этеронеф», «независемцы». Упоминаемые имена собственные (употребляемые, чтобы избранному читателю легче было понять описываемые реалии) – также из ментальности хипстеров – Безос, Джоб, Возняк, Урри, Терминатор, Alieхpress, плюс смелые неологизмы «Ленинленд», «филеасфоггская» «ангрибердзовская».

Жизнь Ленина рассмотрена детальнейшим образом, почти поминутно, мы следуем за ним по его перемещению в России и Европе, автор знакомит нас с теми, кто составлял ближайшее окружение вождя в тот или иной период, описывает его жилище, ведет рассказ о городах – от Симбирска и Казани до Парижа и Лондона, щедро вплетая в него впечатления от их нынешнего состояния, вызывая в читателе чувство зависти к путешественнику Данилкину и уважение к Данилкину-автору, стремящемуся все пощупать своими руками и увидеть самолично. Упоминаются где надо Джойс, Пруст и Кафка – так Ленин вписывается в контекст своей эпохи.

Не будет преувеличением сказать, что рассматриваемая книга – самое ценное из написанного (на русском) об Ильиче после «Ленина в Цюрихе». Но Солженицын, думается, пришел бы в ужас от языка автора, равно как от его выводов.

Данилкин слишком любит своего героя и слишком им зачарован, и это мешает объективности повествования. В его книге Ленин поднимается до космических высот и признается равным собеседником Бога. Да и сам титул, ему приложенный, Пантократор, звучит не без вызова, с учетом упорного богоборчества Ильича.

На самом деле Ленин был малообразованным и не начитанным, достаточно сравнить его с такими современниками, как Бердяев или Сергей Булгаков, тоже начинавшими как марксисты, не говоря о других кумирах того времени. Он был типичным талмудистом от революционной «науки», вне марксизма мысль для него не существовала, и знал он хорошо только соответствующую литературу.

Специфичность талантов Ленина (Плеханова, Троцкого, Сталина) заключалась в том, что они расцветали лишь в благоприятных условиях попадания во власть. Без нее они ничего особенного и интересного не представляли. Тот же Троцкий был «неудавшимся писателем», по оценке солженицынского Ленина. Поэтому восхищенная оценка Данилкиным книг Владимира Ильича, того же «Материализма и эмпириокритицизма», «бесспорно входит в первую десятку самых влиятельных философских текстов за всю историю человечества» – представляется недоразумением.

Такое отношение к Ленину влияет и на все видение исторического процесса. Автор повторяет старые революционные штампы – «царское правительство расстреляло на Ленских приисках рабочих», хотя приказ о стрельбе отдал жандармский ротмистр Трещенков. «Интеллигенция запугана угрозами физической расправы от черносотенцев», а власть организует погромы – 100 раз опровергнутый навет. Данилкин пишет про «царский ГУЛАГ», словно не понимая, что это звучит издевательски смешно, при обилии побегов оттуда. Красный террор приходится «рационализировать», говоря политкорректным жаргоном, представляя его как объективную и закономерную реакцию. Захватив власть, Ленин не смог решить даже задачу пресловутой «модернизации». При нем и его последователях Россия безнадежно отстала от мирового прогресса. Уровень жизни рабочих и крестьян резко упал, а госаппарат погряз в таком бюрократизме, что несмотря на все ленинские инвективы против него ситуация только ухудшалась. Как верно замечает Нагловский, упоминаемый Данилкиным, в Ленине вовсе не имелось качеств государственного человека. Не случайно автор, дойдя до октябрьского переворота 17-го года, отказывается от последовательного хронологического повествования. Ленин утопает с того времени в бесконечных мелочах и не в состоянии делегировать ответственность и полномочия.

Для документального повествования объемом в 770 страниц в нем удивительно мало фактических ошибок. Гоц назван «меньшевиком» (он являлся эсером); говорится, что «автоматический револьвер оказался главным оружием декабря 1905 года» (этот вид оружия был крайне редок вообще); Дарвин исследует «зябликов», а не вьюрков…

Хоть книга и предназначена для хипстеров, возникает вопрос: а прочтут ли они ее? Не утонут ли в обилии бесконечных авторских отступлений и рассуждений? Да и псевдосовременный язык, смесь жаргона офисного планктона с дословным переводом с английского (впечатляющая разница со слогом «Красного колеса», который ориентирован на неисчерпаемость и продуктивность коренной русской речи) может, вопреки ожиданиям, лишь усложнить доступ к содержанию.

Автор: Максим Артемьев Источник: Независимая газета Метки: книги, Россия

Читать дальше: http://mnenia.zahav.ru/Articles/9061/so … z4lBjnwPio
Follow us: zahav.ru on Facebook


Вы здесь » Поговорим за жизнь » СССР » Ленин и Украина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC